На главную К меню раздела "Мифы о палатах и их владельцах"

ЛЕГЕНДА О НИКОЛЬСКОМ МОНАСТЫРЕ НА БЕРСЕНЕВКЕ

Эта легенда исходит от работ Н.А. Полевого и поддержана А.И. Успенским.

Полевой, Николай Алексеевич (1796-1846) — русский журналист, писатель и историк, либерал. С 1825 г. издавал журнал «Московский телеграф». П. отстаивал идеи просвещения, промышленного развития страны, усиления роли купечества, его равноправия с дворянством.

В 1829—1833 пишет «Историю русского народа» (Т. 1—6, 1829, не завершена), которая полемически была направленна против «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина.

В своей «Истории» Полевой ориентировался на западноевропейскую романтическую историографию, пытался перейти от отражения роли правителей, военных и внешнеполитических событий к выявлению «органического» развития «народного начала» реконструировать народные представления, вводя в научный оборот новые исторические факты и памятники российской древней словесности и письменности; также стремился выделить элементы общественного строя (в частности, первый применил к Руси концепцию феодализма).

Успенский, Александр Иванович (1873-1938) архивист, историк искусства, просветитель. Автор статьи «Церковь св. Николая чудотворца на Бересенке» (1913); считается «основоположником нового, документально-критического направления в нашей художественно-археологической литературе» [Н. Я. Новомбергский]. Он отмечал, что «при суждении о том или ином памятнике искусства г. Успенский обычно руководствуется не первоначальным и непосредственным впечатлением от него, а стремится разыскать архивные данные о нем и к суждению о памятнике привлечь историю его».

Легенда гласит о том, что в Никольском манастыре был заточен митрополит Филипп, и местом действия была Берсеневка.

Какие же действительно исторические факты породили эту легенду?

Факт 1.

В основе легенды лежит исторический факт о заключении во времена Ивана Грозного митрополита Филиппа: считается, что «св. Филиппъ митрополитъ первоначально былъ заключенъ Іоанномъ Грознымъ въ обитель св. Николая Стараго, что на берегу Москвы-реки». Потом по словамъ Н. М. Карамзина, Іоаннъ Грозный, „опасаясь любви гражданъ московскихъ къ сверженному митрополиту, слыша, что они съ утра до вечера толпятся вокругъ обители Николаевской, смотрятъ на келлію заключеннаго и разсказываютъ другъ другу о чудесахъ его святости, велелъ отвезть страдальца въ Тверской монастырь».

Факт 2.

Поскольку митрополит Филипп был канонизирован, то вопрос о месте его заточения был не только историческим, но и по словам Успенского «мечтой, которая придавала особую святость любимой обители».

Поэтому предвзятость суждений в этом вопросе существовала: критикуя митрополита московского Платона [Митрополит Платон (Левшин), автор книги Краткая российская церковная история (в именовании митрополита Платона "Сокращение российской церковной истории") М. 1805 г.] за утверждение о том, что «Николаемъ Старым назывался именно Перервинский монастырь», приведенное митрополитом якобы поскольку тот «очень любил Николаевскую обитель в Перерве», сам А.И. Успенский поддерживает весьма сомнительную позицию А.Н. Полевого, возможно потому, что он сам происходил из семьи приходского священника.

По мнению Полевого, «именемъ "Обитель св. Николая Стараго, что на берегу Москвы-реки" назывался монастырь, стоявшій на Болоте». (Полевой Н.А. Живописное обозрение) [Цит по Снегирев И.. Московская старина, стр. 30]

Оба автора не учитывали, что Болотом в XV-XVI веках называлось еще и место в Зарядье: отсюда название Мокринский переулок (переулок располагался в районе Москворецкой набережной). Это название сохранило память о том, что река подходила к самым стенам Китай-города и в весенние паводки и осенние дожди проникала внутрь города, заливала ближайшие улицы и переулки.

Что касается Николаевского греческого монастыря (иначе Никольский монастырь, Никола Старый), этот один из древнейших монастырей Москвы несколько раз менял свое местонахождение.

Он основан в XIV веке; первое упоминание о нем относится к 1390 году. Первоначально находился восточнее Богоявленского монастыря в районе Мокринского переулка, потом был перенесен ближе Печатного двора в Китай-городе, на улицу, получившую по нему название Никольская.

Видимо, первоначально находился между современными Богоявленским проездом и Ветошным переулком, по соседству с Богоявленским монастырем. Позднее занимал территорию на нечётной стороне Никольской улицы, между Заиконоспасским монастырем и Печатным двором. В середине XVI в. передан для временного пребывания греческим монахам (отсюда название), в 60-х гг. XVII в. пожалован им навечно за привезённую в Москву копию иконы Иверской Богоматери, которая позднее была установлена в часовне у Воскресенских ворот Китай-города.

На плане Москвы «Царствующий град Москва: начальной город всех Московских государств» / Сост. Hesselo Gerhartio (Гессель Герритс). - S.l., [1613]. - 2 к. (2 л.): указ. (90 назв.); 40x50 см. (В популярной литературе называется "Петров чертеж") Никольский монастырь выделен отдельно в экспликации и обозначен в Китай-городе под цифрой 33. См.ниже


Рис. 1

32. Судный двор, где разрешаются гражданские тяжбы и определяются наказания за более легкие преступления.
33. Святой Николай, монастырь, где совершаются крестные целования, форма присяги для разрешения всего сомнительного.

Факт 3.

"Монастырем" в экспликациях старых планов при описании территории Москвы называлась земля внутри любой церковной ограды

.

Таким образом, на Берсеневской набережной монастыря никогда не было.

На главную К меню раздела "Мифы о палатах и их владельцах"