В.Е. КОЛУПАЕВ,
кандидат исторических наук,
г. Москва

Перспектива научного изучения Российского Зарубежья по конфессиональным источникам

Информационное научное и культурно-историческое пространство, именуемое ныне, Российским Зарубежьем имеет разные глубины измерения. Спектральный анализ этого уникального явления и пристальный интерес к нашим соотечественникам создавшим очаги родины вне территориального пространства нынешней России применяется, как к различным объектам изучения, так и к субъекту, факту, явлению.

Срез материальных носителей информации о Российском Зарубежье многосторонен. Однако, одним из фундаментальных, если не главных, информационных источников научного освящения темы остаются печатные издания, как-то книги и периодика. Анализируя это информационное пространство, следует обратить внимание на несколько характеристик, а именно:

  1. глубину и качественность самих, введенных в научный оборот данных

  2. возможность научного сообщества России и других стран иметь доступ к базе этих данных и т.д.

  3. периодизацию и учет распределения информации в указанных рамках

  4. выявление характерных черт и взаимовлияние каждой из волн эмиграции на печатные носители.

Объективность, ангажированость, беспристрастность, либо наоборот партийность или политкорректность– без сомнения присутствуют и влияют на качество, как источников, так и выводов научной работы в имеющейся базе данных.

Главным фактором преодоления субъективизма, в данном случае, может быть только всесторонний подход и, в качестве одной из перспектив преодоления белых пятен, позволю предложить следующее направление научного поиска: это русскоязычные религиозные издания XX в.

  1. Актуальность предлагаемой темы поможет определить следующее сравнение, а именно, Российское Зарубежье – это особое интеллектуальное пространство. Это отдельный континент, полный белых пятен. В открытии, этого информационного поля имеются свои контуры, определяются направления возможных исследовательских тем. Наряду с такими перспективами, как освещенность российского присутствия в зарубежье: в сфере культуры и искусства, вклад в науку, сохранение многосторонней самобытности, не менее актуальной видится конфессиональная составляющая. А это помимо собственно мировоззренческих вопросов, теологии и культа, церковного устройства, проблем вероучения и т.д., еще и огромная база данных по характеристикам нравственности, патриотического воспитания, исторической памяти, государственности, мышления, самобытности, сохранения материальных и духовных ценностей и много другое.

  2. Что касается освещенности данной темы, то здесь наряду с работой, как российской эмигрантской, отечественной и зарубежной научной мысли1 важной характеристикой остается принадлежность к определенной географической зоне. Наряду с известными центрами, такими как Париж2, Берлин3, Лондон4, Нью-Йорк и др., исследованы Харбин5, Прага, Балканские страны, написаны работы о русском присутствии в Африке6. Работа в этом направлении велась ранее, продолжается и поныне. Большего внимания, на мой взгляд, заслуживает Южная Америка и Австралия, а также ЮАР.

  3. Исследователю следует также предусмотреть значение других характеристик. В работе важен территориальный охват, а также хронологический аспект.

Хронология в данном случае имеет непосредственную зависимость от т.н. условных трех волн эмиграции и сопутствовавших событий мировой истории. Послереволюционный исход, вторая мировая война и ее последствия, и, наконец, рубеж XX и XXI веков. При этом, безусловно, следует различать такие явления, как политический причины и экономические мотивировки при отъезде из СССР в постперестроечное время.


Итак, среди печатных источников по Российскому Зарубежью, определенный пласт составляют религиозные издания. Анализ базы данных, созданных и аккумулированных в конфессиональной форме принесет новые перспективы для приложения отечественной исследовательской энергии.

В количественном отношении – это немалая часть русскоязычного печатного материала, органично входящего в культурологическое пространство.

Перейдем к детальному рассмотрению этой источниковедческой базы, принимая во внимание деление российского православия на юрисдикционные структуры применительно к зарубежью. Источники распределяются между тремя основными ветвями отечественного православия:

В первую очередь, исходя из пропорциональности количества изданий и важности книжных центров, как таковых, следует назвать Русскую православную церковь Заграницей (РПЦЗ)7. Определив в качестве исследовательского ориентира такое понятие, как место публикации, можно говорить о перспективности научного поиска. Вектор исследовательской работы, в отношении РПЦЗ, направляется в соответствии с анализом выходных данных. Это географический разброс городов и территорий: Константинополь (Стамбул); Югославия и Болгария, Чехословакия (включая Карпатскую Русь), Мюнхен, Париж и Харбин, США и Латинская Америка.

Далее, интерес историка актуален в отношении информационного блока, созданного в недрах Западноевропейского экзархата (архиепископии) Константинопольского патриархата8, он был основан митрополитом Евлогием (Георгиевским)9 с центром в Париже.

Внимательного и глубокого изучения ожидают издания, осуществлявшиеся Русской православной церковью Московского патриархата (РПЦ МП). Несмотря на то, что в советский период в СССР существовал режим «молчания», церковная периодика, публицистика и некоторые другие материалы содержат немало важных сведений относительно связи с соотечественниками. Среди зарубежных представителей российской паствы были не только лица, находившиеся под юрисдикцией Москвы, но и входившие в оппозиционные православные структуры.

К выше рассмотренному основному блоку конфессиональных источников примыкает еще один традиционный вариант. В российской зарубежной среде сохраняется некоторое количество последователей древней формы православной религии – старообрядчества. Помимо липован, компактно проживающих в Румынии и имеющих свою четкую иерархическую структуру, есть общины в странах Нового света, имеются письменные упоминания о жизни приходов до 1949 г. в Китае10. В нынешней старообрядческой печати встречаются сообщения о контактах с единоверцами за рубежом11.

Совершенно неохваченным, за исключением единичных инициатив, остается такой пласт источников, как анализ католической работы с россиянами в зарубежье. Исследователь может обогатить отечественную историографию, внимательно изучив соответствующие конфессиональные книги и статьи в повременной прессе.

Католическая церковь пыталась работать в Константинополе, опекала локальные русские общины в Париже, Вене, Берлине, Харбине и Южной Америке. Выходили книги для диаспоры в Риме, Брюсселе, США (Фортдамский университет) и других местах.

Материалы на интересующую нас тему содержатся в богатом архивном фонде. Не останется разочарованным исследователь обратившийся к работе с собраниями хранящимися, в первую очередь в следующих ведомствах, конгрегациях и структурах: Архив Государственного Секретариата Ватикана, Архив Конгрегации Восточных Церквей. Оба вышеозначенных архивные собрания находятся, в Ватиканском Секретном Архиве, что соответствует ведомственной процедуре. Помимо того, с периодичностью каждые тридцать лет собрание пополняется документами, поступающими из Апостольских нунциатур12. Следующие резервы, могущие пролить свет на интересующие нас страницы истории это – информационные базы монашеских орденов и конгрегаций, работавших с русскими в эмиграции. Среди них мариане, иезуиты, бенедиктинцы. Библиотечное и документальное собрание «Руссикума» в этом отношении, представляет собой реальную ценность для научно-исследовательского поиска.

Протестантские деноминации, состоящие из российских верующих, проживающие в зарубежье издавали литературу, публиковали материалы в журналах, обеспечивали свои информационные нужды, а также снабжали печатным словом соотечественников единоверцев в метрополии. Это также определенный срез информации способный дополнить общую картину. Общеизвестен пример молокан и духоборов, менее освещена жизнь эмигрантов второй половины и конца XX в.

Многоконфессиональное российское общество дало определенный процент верующих других конфессий в зарубежье, внимательный взор историков, социологов, религиоведов, политологов и др. специалистов не может игнорировать это направление научного поиска. Традиционные религии не могут быть сброшены со счета, без предварительной попытки выявления возможности нахождения интересующих нас сведений в эмигрантской религиозной среде, соответственно это:

  1. Ислам

  2. Иудаизм

  3. Буддизм


Надеюсь, что выше приведенные размышления относительно перспектив научной работы в деле изучения Российского Зарубежья помогут тем, кто способен трудиться над материалом, который, по ряду, как объективных, так и субъективных причин остается не привлеченным в научный оборот и не доступен отечественному исследователю. Остается высказать пожелание в том, что изучаемая нами тема обогатится в ближайшее время новыми сведениями, предполагаемые направления работы обретут реальные очертания.

1 См.: Раев М. Россия за рубежем. – М.: Прогресс-Академия, 1994.

2 См.: Русские эмигранты во Франции. – СПб., 1995.

3 См.: Россы в Германии. – СПб., 1995.

4 См.: Кудрякова Е. Русская эмиграция в Великобритании… - М., 1995.; Казнина О. Русские в Англии. – М., 1997.

5 См.: Хисамутдинов А.А. Российские эмигранты в Китае: Опыт энциклопедии. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 2002.

6 См.: Колупаев В. Русские в Северной Африке… Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. – М., 1999.

7 РПЦЗ образована в 1921 на соборе в г. Сремски Карловцы, Югославия с целью организации религиозной жизни православного русского зарубежья. После второй мировой войны резиденция перенесена из Сербии в Мюнхен, до 1950, с 1957 административный центр находится в Нью-Йорке.

8 Arheveché Russe Orthodoxe de France et d`Europe Decidentale, русские церковные структуры Западной Европы отделившись от Карловацкой группы признали после 1927 признали власть Московского патриарха Тихона, в 1931 перешли в юрисдикцию Константинополя.

9 Евлогий /Георгиевский В.С./, (1863-1936гг.), с 1914г. архиепископ Житомирский, в 1920г. эмигрировал в Югославию, с 1921г. управлял Западно-Европейским Экзархатом Московского Патриархата с центром в Париже. В 1931 перешел в юрисдикцию Константинопольского Патриархата, в 1945г. воссоединился с Москвой.

10

11 См. журнал «Церковь», издающийся старообрядческой митрополией в Москве.

12 Доступ к собранию Архива зависит не от срока давности хранения документов, а от понтификата, с 15.02.2003 доступны документы, относящиеся к времени папы Пия XI (1922-1939), но фактически обработанным остается ограниченный объем архивного фонда, начата подготовительная работа над документами понтификата Пия XII (1939-1958).

3