М.М. КОНОНОВА,
кандидат исторических наук,
г. Москва

Чувство родины как духовная основа культуросозидательной деятельности интеллигенции Русского Зарубежья

В предреволюционный период в адрес отечественной интеллигенции со стороны некоторых российских мыслителей прозвучали упреки в космополитизме, отсутствии у нее здорового национального чувства, лишённости мечты своей родины, неправильном преподавании гуманитарных дисциплин в средней и высшей школе, ведущем к атрофии патриотического чувства у учеников и студентов. Много лет спустя русские эмигранты Г.В. Адамович, Б.К. Зайцев признаются, что: «Как долго, годами, десятилетиями, обольщались мы насчет Европы! “Дорогие там лежат могилы”. ... В Европу, на запад, нас несло почти что на крыльях любви»; «всегда не хватало в России чувства национального»; «никак нельзя сказать, чтобы у нас, у просвещенного слоя, воспитывалось тогда чувство России. Скорей, считалось оно не вполне уместным. Нам всегда ставили в пример Запад. Мы читали и знали о Западе больше, чем о России и относились к нему почтительнее. К России же так себе, запанибрата».

В 1909 г. философ С.Н. Булгаков напрямую связал необходимость национального пробуждения отечественной интеллигенции с будущей судьбой России. По его словам, не было “заботы более томительной и тревожной, как о том, поднимется ли на высоту своей задачи русская интеллигенция, получит ли Россия столь нужный ей образованный класс с русской душой, просвещенным разумом, твердой волей, ибо, в противном случае, интеллигенция ... погубит Россию” (курсив мой – М.К.). Об опасностях интеллигентского космополитизма для России предупреждал и Н.А. Бердяев, когда писал, что «космополитическое отрицание России во имя человечества есть ограбление человечества. … Россия – творческая задача, поставленная перед всечеловечеством, ценность, обогащающая мировую жизнь. ... Для всечеловечества должно быть отвратительно превращение русского человека в интернационального, космополитического человека. … И мы должны творить конкретную русскую жизнь, ни на что не похожую, а не отвлеченные социальные и моральные категории. ... Судьба России бесконечно дороже судьбы классов и партий, доктрин и учений».

В период Первой мировой войны, как отмечал Б.К. Зайцев, «сквозь весь сон интеллигентский» начало пробуждаться чувство России: «…не допробудилось! Опоздали». События октября 1917 г. стали прозрением для ряда представителей русского просвещенного слоя, которые увидели одну из основных причин краха России в «полной атрофии чувства отечества, родины, общей солидарности» (Ю.В. Готье), в отсутствии, недостатке «национального самосознания, патриотизма в глубоком, высшем смысле и значении» (Н.Д. Авксентьев).

Послереволюционное изгнание стало для русской интеллигенции искуплением греха своего дореволюционного национального равнодушия, школой обретения подлинного чувства родины. Само понятие «чувство родины» стало ключевым, знаковым в культуросозидательной работе Русского Зарубежья: ему посвящались целые статьи и даже брошюры. Чувство родины нашло свое отражение не только в пронзительной русской эмигрантской поэзии и прозе, но и в гуманитарных науках, образовании. Именно в Русском Зарубежье были осмыслены на философском уровне  категории «отечество» и «родина», разоблачена отрицательная суть космополитизма. В то же время шло интенсивное историософское осмысление судьбы России, изучение исторических особенностей ее бытия, национального самосознания, национальной культуры, литературы, искусства. Было преобразовано и преподавание гуманитарных дисциплин в эмигрантских школах в духе развития национального самосознания среди учащихся, воспитания у них чувства родины.

Теоретический и практический опыт интеллигенции Русского Зарубежья может быть весьма полезен в новой исторической ситуации. В условиях современных вызовов со стороны Глобального Нивелира не только институту национального государства, но и национальным культурным и духовным традициям, развитие живого, неформализованного и неофициозного чувства родины может стать залогом национальной будущности России. Как верно писал Д.С. Лихачев, «к патриотизму нельзя только призывать, его нужно заботливо воспитывать – воспитывать любовь к родным местам, воспитывать духовную оседлость. … Не будет корней в родной местности, в родной стране – будет много людей, похожих на степное растение перекати-поле».